воскресенье, 11 октября 2015 г.


Перечень писателей-юбиляров и книг-юбиляров 2015 года 
Писатели-юбиляры 2015 года:

− 270 лет со дня рождения Д.И. Фонвизина
− 220 лет со дня рождения А.С. Грибоедова
− 215 лет со дня рождения Е.А. Баратынского (Боратынского)
− 200 лет со дня рождения П.П. Ершова
− 195 лет со дня рождения А.А. Фета
− 180 лет со дня рождения Н.Г. Помяловского
− 160 лет со дня рождения В.М. Гаршина
− 155 лет со дня рождения А.П. Чехова
− 150 лет со дня рождения Д.С. Мережковского
− 145 лет со дня рождения А.И. Куприна и И.А. Бунина
− 135 лет со дня рождения А. Белого, А.А. Блока, А.С. Грина, С. Черного
− 130 лет со дня рождения В. Хлебникова
− 125 лет со дня рождения Б.Л. Пастернака
− 120 лет со дня рождения С.А. Есенина
− 110 лет со дня рождения М.А. Шолохова

− 105 лет со дня рождения А.Т. Твардовского, Ю.П. Германа, О.Ф. Берггольц
− 100 лет со дня рождения К.М. Симонова, В.М. Тушновой
− 95 лет со дня рождения Ф.А. Абрамова, Ю.М. Нагибина, Д.С. Самойлова
− 90 лет со дня рождения Ю.В. Трифонова, Е.И. Носова
− 85 лет со дня рождения Ю.С. Рытхэу
− 75 лет со дня рождения И.А. Бродского

Литературные произведения-юбиляры 2015 года:
− 200 лет первому иллюстрированному изданию басен И. А. Крылова
− 225 лет книге А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву»
− 215 лет со времени первого издания древнерусского эпоса «Слово о полкуИгореве»
− 195 лет поэме А.С. Пушкина «Руслан и Людмила»
− 190 лет драме А.С. Пушкина «Борис Годунов»
− 185 лет драматическому циклу А.С. Пушкина «Маленькие трагедии» и сборнику «Повести Белкина»
− 180 лет книге Н.В. Гоголя «Миргород», драме М.Ю. Лермонтова «Маскарад» и роману И.И. Лажечникова «Ледяной дом»
− 175 лет роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
− 170 лет роману Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
− 160 лет книге Л.Н. Толстого «Севастопольские рассказы»
− 155 лет роману И.С. Тургенева «Накануне»
− 150 лет повести Н.С. Лескова «Леди Макбет Мценского уезда»
− 145 лет трагедии А.К. Толстого «Царь Борис», сатирическому роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города», комедии А.Н. Островского «Лес»
− 140 лет роману Ф.М. Достоевского «Подросток» и комедии А.Н. Островского «Волки и овцы»
− 135 лет роману Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» и роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы»
− 120 лет поэтическому сборнику «В безбрежности» К.Д. Бальмонта, рассказам М. Горького «Старуха Изергиль» и «Челкаш»
− 115 лет поэтическим сборникам «Горящие здания» К.Д. Бальмонта, «Tertia Vigilia» («Третья стража») В.Я. Брюсова и рассказу И.А. Бунина «Антоновские яблоки»
− 110 лет повести А.И. Куприна «Поединок»
− 105 лет сборнику стихотворений М.И. Цветаевой «Вечерний альбом»
− 100 лет сборнику И. Северянина «Ананасы в шампанском», поэме А.А. Блока «Соловьиный сад», поэме В.В. Маяковского «Облако в штанах»
− 95 лет поэме С.А. Есенина «Сорокоуст»
− 90 лет поэме С.А. Есенина «Анна Снегина», роману Ю.Н. Тынянова «Кюхля», сказке К. Чуковского «Бармалей», поэме В.В. Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо»
− 85 лет поэме В.В. Маяковского «Во весь голос», 85 лет роману А.П. Платонова «Котлован»
− 80 лет книге Б.С. Житкова «Рассказы о животных»
− 75 лет роману М.А. Шолохова «Тихий Дон», повести А.П. Гайдара «Тимур и его команда»
− 70 лет поэме А.Т. Твардовского «Василий Тёркин», роману А.Н. Толстого «Петр I», книге М.М. Пришвина «Кладовая солнца»
− 60 лет поэтическим сборникам Р.И. Рождественского «Флаги весны» и Н.А Заболоцкого «Некрасивая девочка», повести В.Ф. Пановой «Серёжа», поэме «Дядя Стёпа – милиционер» С.В. Михалкова
− 50 лет роману А. и Б. Стругацких «Понедельник начинается в субботу», поэтическому сборнику Р.И. Рождественского «Радиус действия», роману Н.Н. Носова «Незнайка на Луне»
− 45 лет поэтическому сборнику Б.А. Ахмадулиной «Уроки музыки», повести В.Быкова «Сотников»
− 40 лет роману А.И. Солженицына «Бодался теленок с дубом», повести Ю.И. Коваля «Недопёсок», повести А.Г. Алексина «Третий в пятом ряду» («Третий в пятом ряду», «Юность», 1975, № 10)
− 25 лет поэтическому сборнику А.А. Вознесенского «Аксиома самоиска»
− 15 лет роману Б.Акунина «Коронация, или Последний из романов» из цикла «Приключения Эраста Фандорина»

Далее   http://sochinenie11.ru/o/319-god-literatury-2015.html

Вне фокуса: как меняется чтение в цифровую эпоху

Интернет задает новые стандарты восприятия информации: все больше людей жалуются на невозможность сконцентрироваться во время чтения большого текста. Действительно ли социальные сети и веб-серфинг вредят вдумчивому чтению? «Афиша» опросила экспертов и провела собственное исследование.


BuzzFeed против Джейн Остин

Еще в конце 90-х, накануне катастрофы пузыря доткомов, исследователи интернета выяснили, что люди по-разному воспринимают информацию на сайте и на бумажной странице. Пользователи сети не читают тексты, они их сканируют: охотятся за фактами, считывают разрозненные куски данных, стараются оценить потенциальную важность информации, с легкостью переключаются на гиперссылки и сопутствующие материалы.

Одним из первых об этом написал в 1997 году Якоб Нильсен, эксперт по юзабилити, руководитель исследовательской организации Nielsen Norman Group, которую он создал совместно с Дональдом Норманом, бывшим вице-президентом компании Apple в области новых разработок.

Анализируя движения глаз интернет-пользователей, в NNG выяснили, что веб-страницы просматриваются по форме латинской буквы F: после горизонтального движения по верхней части контента следует еще одно горизонтальное движение и вертикальный сдвиг от верхнего края к нижнему.

Ученые выявили законы юзабилити, предназначенные для удержания внимания пользователя: предоставление информации в маркированных списках, раскрытие не более одной основной мысли за абзац, выделение ключевых слов и разъяснительных заголовков, использование принципа перевернутой пирамиды. В исследовании 2008 года указывалось, что пользователь, как правило, прочитывает 20% из всего размещенного на странице текста и избегает больших абзацев.

Можно сказать, что чтение в интернете относится к новому типу восприятия информации, отличного от опыта чтения книги. По мнению доктора биологических и филологических наук, заведующей Лабораторией когнитивных исследований СПбГУ, профессора Татьяны Черниговской, мы уже перешли в другой тип цивилизации, где объем информации оказывается настолько велик, что теряет значительную часть своей ценности. Даже в узких профессиональных сообществах каждый день выходит по несколько больших статей — прочесть и переработать их все не представляется возможным.

«Мы столкнулись с ситуацией, когда нужно быстро, без остановки, перерабатывать большие блоки информации. Для этого просто необходимо поверхностное чтение — сканирование по ключевым словам, умение читать по диагонали, определять, надо ли мне это вообще читать. Это такая система фильтров, без которой теперь не обойдешься. Другое дело, когда ты сидишь в имении и долго, медленно читаешь сонеты Шекспира — совершенно другая работа, для которой действительно нужно время, нужно медленное, многослойное чтение. Это разные процессы, которые по некоторому недоразумению называются одним и тем же словом», — рассказала Черниговская.

У поверхностного сканирования информации есть свои преимущества. Известно, что опытные пользователи интернета лучше справляются с многозадачностью, переключением внимания между разными визуальными объектами, быстрее распознают потенциальную значимость контента. Некоторые эксперты из сферы образования придерживаются мнения, что навыки чтения и серфинга в интернете помогут лучше справляться с актуальными задачами наступающей (или уже наступившей) цифровой эпохи. «Мир не развивается по прямой, он не разбит на отдельные части или главы» — рассказал The New York Times профессор образовательной психологии Мичиганского университета Рэнд Спиро, поддерживающий новые форматы чтения. В той же статье были указаны данные исследований, утверждавшие, что ученики в семьях с низким достатком после подключения к интернету начали читать больше, чем раньше.

Об очевидных плюсах интернет-коммуникации рассказал «Афише» эксперт по теории новых медиа, профессор The Graduate Center Городского университета Нью-Йорка Лев Манович. У людей сейчас есть множество разных причин для чтения и способов восприятия информации, считает ученый. Доступ к множеству точек зрения и широкий ассортимент информации в конечном итоге приносят нам огромную пользу, и это намного важнее, чем возможное ухудшение восприятия из-за влияния интернета. Впрочем, Манович допускает, что негативные изменения действительно возможны.

Торжествующая культура цифрового медиапотребления действительно продолжает все сильнее наступать на неспешное, вдумчивое чтение. NYT приводит данные, в соответствии с которыми распространение технологий способствует понижению интереса к книгам у молодых людей. Согласно статистике американского Департамента образования за 2004 год, всего одна пятая часть подростков в возрасте 17 лет ежедневно занимается чтением. 19% опрашиваемых заявили, что они никогда или почти никогда не читают ради удовольствия. В 1984 году таких подростков было 9%, одна треть респондентов ежедневно брала в руки книгу. Впрочем, неясно, как респонденты трактовали время, проведенное в интернете.

Учитывая необычайную пластичность мозга и его способность меняться под влиянием окружающей среды, мы должны задать себе важный вопрос: влияет ли чтение в интернете на то, как мы воспринимаем информацию во время чтения за его пределами?


Далее  http://vozduh.afisha.ru/technology/reading-in-digital-age/


четверг, 8 октября 2015 г.

Василий Жуковский.
План учения Его Императорского Высочества, Государя Великаго Князя Наследника Цесаревича Александра Николаев



Предварительныя понятия.

Цель воспитания вообще и учения в особенности есть образование для добродетели.

Воспитание образует для добродетели:

1) Пробуждением, развитием и сбережением добрых качеств, данных природою, действуя на ум и сердце, и заставляя их действовать.

2) Образованием из сих качеств характера нравственнаго, обращая добро в привычку и подкрепляя привычку правилами разума, воспламенением сердца и силою религии.

3) Предохранением от зла, устраняя все вредное, могущее ослабить естественную склонность к добру, и содержа душу, сколько возможно, в спасительной неприкосновенности к злу.

4) Искоренением злых побуждений и наклонностей, препятствуя им обратиться в привычку и побеждая вредныя привычки привычками добрыми.


Учение образует для добродетели, знакомя питомца:

1) С тем, что окружает его.

2) С тем, что он есть.

3) С тем, что он быть должен, как существо нравственное.

4) С тем, для чего он предназначен, как существо безсмертное.

В постепенном разрешении сих четырех вопросов заключается весь план учения.

Продолжение учения.

Воспитание начинается с колыбели, учение с отрочества, то и другое продолжается до начала молодых лет. Тогда судьба принимает питомца из рук воспитателя и наставника и продолжает его земное воспитание до гроба: долг воспитателя и наставника состоит единственно в том, чтоб сделать питомца своего способным внимать постановлениям судьбы и воспользоваться ими с достоинством человека. Кто умел им последовать, тот совершил земное свое назначение и знал добродетель. Здесь говорится об одном учении. Полагаю, что оно будет продолжаться от 8-ми до 20-ти лет. Его можно разделить на три главных периода.

ПЕРВЫЙ ПЕРИОД. ОТРОЧЕСТВО.

От 8-ми до 13-ти лет.

Учение приготовительное.

Сей период можно сравнить с приготовлением к путешествию: надобно дать в руки компас, познакомить с картою, снабдить орудиями, нужными для приобретения сведений и для открытий.

I. Компас. Предварительное образование ума: практическая логика.

Образование сердца: развитие нравственного чувства посредством первых понятий религии.

II. Карта. Знания. Сообщение вкратце, в связи, в ясной и полной системе, сообразуясь с понтием воспитанника, наблюдая нужную постепенность всех тех познаний, которыя после должны быть предложены ему отдельно, как науки со всеми необходимыми подробностями. Ответ в связи на четыре вопроса жизни: где я? что я? что я быть должен и к чему предназначен?

III. Орудия. Языки способны дополнять самому сообщенныя знания знаниями. собственно приобретенными - талантами.

ВТОРОЙ ПЕРИОД. ЮНОШЕСТВО.

От 13-ти до 18-ти лет.
Учение подробное.

Продолжая сравнение, назовем сей период самым путешествием. Путеводный компас в руках. Карта известна. Дороги означены. Нет опасности заблудиться: ум приготовлен, любопытство пробуждено. Не опасаясь смутности и безпорядка в понятиях, воспитанник может обращать все свое внимание на каждый предмет отдельно.

Подробное преподавание наук, нужных воспитаннику, как члену просвещенного общества.

Более подробное преподавание таких наук, которыя наиболее нужны ему по его назначению.

1-е. Науки антропологическия, имеющия предметом человека: История. География, то есть этнография и статистика. Политика. Философия.

2-е. Науки онтологическия, имеющия предметом вещь: Математика. Естественная история и технология [физическая география]. Физика.

ТРЕТИЙ ПЕРИОД. ПЕРВЫЕ ГОДЫ МОЛОДОСТИ.

От 18-ти до 20-ти лет.
Учение применительное.

Этот период мы сравним с окончанием путешествия. Сведения собраны, остается их обозреть, привести в порядок и определить: какое должно быть сделано из них употребление. В этом периоде воспитанник более действует сам, нежели приобретает от наставника. Он уже не занимается никакою наукою отдельно, он сам составляет для себя коренныя правила жизни, которыя не иное что, как произведение всего, что дали ему воспитание и учение. Этот период должен быть посвящен занятиям собственным и чтение немногих истинно-классических книг, предпочтительно таких, кои могут познакомить питомца с высоким его назначением и страною, которой он должен посвятить жизнь свою.

1) Обозрите знаний, приобретенных во втором периоде.

2) Взгляд на место, занимаемое в обществе, и на обязанности, с ним соединенныя.

3) Отчет в самом себе перед самим собою и утверждение правил, необходимых для деятельности добродетельной.

4) Идеал человека вообще и своего звания в особенности.

ПОДРОБНЫЙ ПЛАН УЧЕНИЯ

В ПЕРВОМ ПЕРИОДЕ.

I. Предметы учения, их классификация и порядок, метода преподавания.

Если, как то бывает обыкновенно, занимать воспитанника вдруг многими предметами, имеющими между собою связь, но отдельными один от другаго в преподавании, то в голове его необходимо произойдет безпорядок, многое будет непонятно, много останется промежутков, ничем не наполненных.

По нашему плану, в первом периоде, предметы учения должны быть преподаваемы в их естественной связи, не совокупно, а по порядку, с сохранением надлежащей постепенности, пе­реходя от легкаго к трудному, так, чтобы в голове воспитанника, по истечении перваго периода, могла остаться полная система приготовительных знаний.

Рядом с предметами главными должны идти: для образования ума - практическая логика, не составляющая особенной науки, но способствующая приобретать знания; для образования сердца - начальныя понятия нравственности, основанной на религии христианской, и языки, не имеющие ни­какой связи с предметами главными, следовательно - им не мешающие. Сверх того, с предметами учения соединяется приобретение некоторых приятных талантов и - для развития сил телесных - гимнастика и ручная работа. Посему предметы учения в первом переде можно разделить на 4 класса.

КЛАСС ПЕРВЫЙ.

а) Для образования ума: практическая логика.

б) Для образования сердца: начало нравственности христианской.

Практическая логика.

1) Упражнение внимания. Основание геометрии: объяснение линий, фигур, тел.

2) Упражнение ума. Разрешение первых теорем геометрии. Не самому наставнику разрешать их, но постепенными вопросами доводить воспитанника до их разрешения.

Счет. Руководствоваться таблицами Песталоцци, применяя их безпрестанно к головному счету и ко счету цифрами. Заимствовать задачи из обыкновенной жизни и из предметов знакомых.

Философическая грамматика, примененная к русскому языку. Руководствоваться грамматикою Сасси. Анализ слов. Анализ фраз. Составление фраз. Выражение мыслей, словесное и письменное. Декламация.

3) Извлечение правил из упражнений практических.

Теоретическая логика.

Начало нравственности христианской. Избранныя библейская повести. Главные факты священной истории древняго и новаго завета.

Простой разсказ без всяких посторонних разсуждений, в связи хронологической. Извлечение из фактов правил нравственности, основанной на учении Спасителя.

КЛАСС ВТОРОЙ.

Система знаний. Нить, их связующую, составляют сии четыре вопроса: Где я? Что я? Что быть должен? К чему предназначен? Чтобы познакомиться с человеком, надлежит прежде узнать то, что его окружает; чтобы лучше узнать, понять, привести в порядок и удержать в памяти историю действий человеческих, надлежит прежде обозреть ту сцену, на которой он действовал, и не иначе, как узнавши, что был человек, можно определить для себя, что он быть может, быть должен, к чему предназначен. Это порядок естественный, в нем заключается и самый порядок учения.

Первый вопрос: Где я и что меня окружает?

1) Общия понятия о телах.

2) Тела небесныя.

3) Земля в отношении к другим телам небесным. Астрономическая и математическая география.

4) Земля отдельно и главныя ея части. Воздух, вода, суша, система вод и суши.

Физическая география. Рисование карт, имея в виду одну физическую географию.

5) Произведения земли.

Природа и ея главные законы. - Общия понятия о физике и химии. - Произведения природы.

Общия понятия о минералогии и геологии.

Общия понятия о ботанике.

Общия понятия зоологии.

Переход к человеку.

Второй вопрос: Что я?

1) Человек отдельно. Физический. - Общия понятия о строении человеческаго тела.

Нравственный. - Общия понятия психологии.

2) Человек в отношении к окружающей его природе. - Нужды человеческия и употребление произведений природы для их удовлетворения. - Технология.

3) Человек в отношении к человеку. Потребность общежития. Язык. Семейство. Народ в естественном состоянии. Естественное право. Постепенное образование общества политическаго. Начало политики.

4) Ход изменений человеческаго общества. История вместе с географиею.

5) Нынешнее состояние человеческаго общества. Новейшая география и статистика.

Третий вопрос: Что я быть должен?

1) Человек, как существо нравственное, и его обязанности. Нравственность частная: мораль.

2) Человек, как член общества, и его обязанности в сем отношении. Нравственность общественная: политика.

Четвертый вопрос: К чему я предназначен?

1) Человек, как существо духовное и безсмертное. Метафизика.

2) Человек, как существо, постигающее Бога. Богопознание: Религия естественная. Религия откровенная.

NB. Здесь показана одна только нить, связующая предметы учения в первом периоде: для преподавания каждаго предмета наставник сделает для себя особенные подробные планы.

Метода.

1) Форма преподавания. Разговорная. Вместо того, чтобы преподавать самому в связи - доводить постепенными вопросами ученика до того, чтобы он сам выражал с надлежащею ясностию то, о чем ему предлагать желаем.

Учебная. Предлагать в связи, просто, в строгом порядке.

NB. Смотря по предмету, употреблять ту или другую форму или соединять обе.

2) Правила преподавания. Наблюдение постепенности. Переходить от легкаго к трудному, от известного к неизвестному. Возбуждение собственной деятельности воспитанника. Чтобы он как можно более находил сам, а не механически затверживал чужое. Сохранение надлежащей меры. Одно нужнейшее; как можно менее такого, что впоследствии может быть забыто; сохранять полноту, избегать излишних подробностей, обременительных для памяти и развлекающих внимание. Облегчение труда. Возбуждать к труду пособиями, порядком, методою, которыя облегчат его, от него не избавляя, и, способствуя деятельности ума, не делают его ленивым. Приятность преподавания. Стараться сделать и предмет учения и самое учение привлекательными, возбуждая любопытство, владея вниманием, питая воображение, говоря сердцу, словом - сколько можно, действуя на всего человека.

3) Утверждение в памяти преподаваемаго. Сколько можно избегать механическаго учения наизусть. Употреблять этот способ только для изощрения памяти, но утверждать в ней выученное:

Методическим разделением предметов.

Соединением чувственного с умственным. Рисунки. Карты. Таблицы.

Частым повторением. Оно не должно быть рабским повторением слово-в-слово сказанного прежде, а только новым образом с новой стороны того же предмета. Вопросы по порядку. Вопросы в разбивку. Сбивчивые вопросы. Обозрение в связи.

Окружением воспитанника - предметами, безпрестанно напоминающими во время свободное о том, что занимало его в часы учения.

Соединением изучения языков с главною целью. Чтобы воспитанник на другом языке и слышал и сам говорил о том, что уже было ему предложено па языке природном.

Соединением самых игр с некоторою учебною целью. Волшебный фонарь. Фантасмагория. Косморама.

КЛАСС ТРЕТИЙ.

Языки: французский, немецкий, английский и польский; к первому периоду. принадлежит одна только материальная часть изучения языков, т.-е.: а) Утверждение в правописании. b) Правильное произношение. c) Практическое приобретение навыка говорить и понимать, что говорят. d) Легкия упражнения в слоге.

Правописание. Диктование фраз, заимствованных из главной лекции. Исправление ошибок. Заставлять ученика самого исправлять. Переписывать исправленное.

NB. Сим способом воспитанник не только научится писать правильно, но и сам для себя напишет на разных языках то, что было ему преподаваемо па русском.

Произношение. Чтение простое для правильного произношения. Чтение с выражением: декламация. Чтение наизусть легких стихотворений. Приобретение навыка говорить. Учение наизусть слов: заимствованных из общежития; заимствованных из главной лекции. Составление фраз: фраз, употребительных в общежитии; фраз, заимствованных из главной лекции.

NB. Сим последним способом не только приобретется навык говорить, - ибо ученик и учитель всегда будут иметь готовые материалы для вопросов, ответов и объяснений, следовательно, для разговора в связи; но в то же время, как уже замечено выше, утвердятся в памяти, объяснятся и дополнятся приобретенныя знания.

Упражнение в слоге. Предметы для сочинения можно также заимствовать из главной лекции: ученик будет писать о том, что знает, следовательно, будет выражать свои мысли и располагать их ясно и правильно. Сею методою изучения языков надлежит руководствоваться во все продолжение перваго периода. К концу его накопится большой запас правильных фраз. Тогда нетрудно будет при­ступить к грамматике и знания практическия утвердить правилами теории. Надобно только, чтобы одна общая, философическая грамматика служила основанием для всех прочих [лучшею кажется мне грамматика Саси, переведенная на немецкий язык Фатером] и чтобы для языков иностранных принята была за основание та же система, которая руководствовала в изучении языка природнаго.

КЛАСС ЧЕТВЕРТЫЙ.

Приятные таланты. Гимнастика. Ручная работа. Таланты. Рисование. Рисование с натуры и с гипсов: тел геометрических; ландшафтов. Отдельныя части, деревья, здания.

Правила архитектуры. Части соединенныя, полные ландшафты. Правила перспективы. Животных и человека. Отдельныя части. Целыя фигуры. Правила анатомии. Группы. Иллюминование: рисунков, коих содержание заимствовать из главной лекции, особенно - из натуральной истории, из географии, из истории, из мифологии.

NB. Здесь необходимо следовать порядку главной лекции, чтобы рисованием дополнять в связи преподаваемое в часы уроков.

Сочинение рисунков. Музыка. Гимнастика. Цель гимнастических упражнений есть не одно развитие и укрепление сил телесных, но в то же время и дарование мужества и способов владеть собою во всех обстоятельствах жизни. Сия важная часть воспитания требует методическаго плана, как и другия. Великий князь не должен ничего делать без правил: каждый предмет его учения должен безпрестанно ему напоминать, что во всем главное есть правило. Необходимо нужно найти человека, который бы мог руководствовать гимнастическими упражнения по строгой методе. Эта часть особенно принадлежит воспитанию.

Ручная работа: токарное или столярное мастерство.

NB. Не приспособить ли ручною работою к кораблестроению? Великий князь мог бы, играя, сам построить маленький корабль, и таким образом познакомиться с материальною частию навигации.

Чтение. Рядом с ученьем должно необходимо идти и чтение. Надобно читать мало, в порядки, одно полезное: нет ничего вреднее привычки читать все, что пи попадет в руки. Это приводить в безпорядок идеи и портит вкус. Для детей множество написано книг. Есть много хорошаго на немецком, английском и французском языках, но почти нет ничего на русском. Почитаю необходимым сделать строгий выбор из сего множества материалов, многое перевесть на русский, нужное написать по-русски, все привести в порядок, сообразуясь с планом учения, и таким образом составить избранную библиотеку детскаго чтения для перваго периода. Сия библиотека может состоять из трех отделений.

I-е отделение. Курс учебный. Лекции в их связи и порядке. Карты, рисунки, таблицы.

II-е отделение. Чтение приятное. Собрание таких сочинений, которыя приятно бы занимали ум, говорили воображению, оживляли нравственное чувство и образовали вкус. В их расположении надлежит сохранить постепенность, сообразуясь с возрастом и понятием воспитанника.

III-е отделение. Чтение наставительное. Собрание таких сочинений, которых содержание соответствовало бы главной лекции и которыя были бы расположены согласно с планом ея, так, чтобы воспитанник, в часы свободные, мог сам дополнять приятным чтением преподаваемое в часы учения.

II. Время.

Время надлежит разделить на учебное и не учебное. Для того и для другаго должны быть свои занятия, порядочно расположенныя.
Время учебное.

Оно разделяется па два периода. 1-й период от 1-го января до половины июня. 2-й период от 1-го августа до 25-го декабря.

Расположение учебного времени.

Вставать в 6 часов. От 6-ти до 7-ми часов: молитва, завтрак, обозрение того, что надлежит сделать в течении дня. Приуготовление всего нужного для следующаго урока. От 7-ми до 9-ти учете. По окончании сего все привести в порядок и все приготовить для следующаго урока. От 9-ти до 10-ти отдых. Визиты. От 10-ти до 12-ти учение. По окончании сего все привести в порядок. От 12-ти до 2-х прогулка. От 2-х до 3-х обед. Все приготовить к следующему уроку. От 3-х до 5-ти: отдых, игры, прогулка. От 5-ти до 7-ми учете. По окончании его все привести в порядок. От 7-ми до 8-ми гимнастика или игры. От 8 до 9-ти ужин. От 9-ти, до 10-ти обозрение прошедшаго дня. Журнал.

Время неучебное.

1. Праздничные дни: Воскресные дни. Дни рождения и имянин Государя Императора, государынь императриц, великаго князя. Святая неделя: первые четыре дня. Святки от Р. X. до Новаго года.

2. Вакация от половины июня до 1-го августа.

Расположение неучебного времени. В праздничные дни. Вставать в 6 часов. От 6-ти до 7-ми: молитва, завтрак, чтение. От 7-ми до 9-ти ручная работа. По окончании все привести в порядок. От 9-ти до 10-ти отдых. Визиты. От 10-ти до 12-ти гимнастика или чтение. От 12-ти до 2-х прогулка.

NB. Дав время отдохнуть после гимнастических упражнений. От 2-х до 3-х обед. От 3-х до 6-ти игры. От 6-ти до 8-ми чтение. Учение игры (?) раз в неделю или в месяц. От 8-ми до 9-ти ужин. От 9-ти до 10-ти обозрение прошедшаго дня. Журнал.
Во время вакации.

Сие время не худо бы посвятить исключительно практическому изучению военного искусства. Предлагаю для сего некоторыя общия мысли. Петр Великий имел свой потешный полк: он находил в нем одну забаву, но эта забава, быть может, образовала Полтавскаго героя и создателя русской армии; будущему наследнику его престола и в этом подражать великому своему праотцу. - Можно составить маленький временной корпус из хорошо воспитанных детей, числом от 100 до 200, и снабдить его всем, что входит в состав армии. Такой корпус и потешный полк существовали бы не более шести недель в году: от половины июня до последних чисел июля. Все это время могло бы быть посвящено разнообразной военной деятельности, а не одной механической. Великий князь узнал бы на опыте службу и все ея оттенки. И сие занятие, которое могло бы мешать и вредить его учению, когда бы оно во всякое время было соединено с ним, сделалось бы новым, весьма действительным средством образования, когда бы совершенно от остального учения отделилось, когда бы ему посвящено было только такое время года, в которое всякое другое занятие обременительно. Каждая вакация могла бы составлять полную кампанию и каждая кампания могла бы иметь предметом особенную часть военного искусства: например, первая кампания была бы посвящена просто фронтовой службе; во вторую занимались бы полевыми укреплениями; в следующую - артиллериею; даже могла бы войти в этот порядок и навигация. Царскосельский пруд легко можно обратить в океан всемирный, на котором две маленькия яхты могут в один день со­вершить путешествие вокруг света. Таким образом великий князь, играя и переходя все степени военного человека, от солдата до генерала, познакомился бы со всеми подробностями службы военной. Наконец, могли бы постепенно дойти до I самой тактики и стратегии. Игры сии практически приготовили бы к методическому изучению наук военных, коими великий князь может заняться только во 2-м периоде, познакомившись предварительно с математикою. Одно только необходимое условие - чтобы сии военныя наставительныя игры принадлежали исключительно одной эпохе года и нисколько не вмешивались в остальное ученье, которое в противном случай разстроят совершенно, ибо уничтожат внимание. Их главная польза было бы не одно приобретение сведений военных, но и укрепление сил физических, и нравственное образование. Великому князю должно быть не простым солдатом, а мужем, достойным престола России. И здесь целью было бы не одно знание фрунта, механически приобретаемое, но и деятельное пробуждение высоких человеческих качеств - смелости, терпения, расторопности, присутствия духа, осторожности, решительности, хладнокровия, словом - всего, что составляет война в истинном, прекрасном знаменовании сего слова. Великий князь был бы в толпе людей, имел бы товарищей, наравне с другими нес бы тягость долга и службы: все это самым благотворным образом могло бы действовать на его ум и сердце, развернуло бы в нем все чистое, человеческое, и укоренило бы его характер. Само по себе разумеется, что начальство над таким корпусом должно быть поручено человеку искусному, который мог бы из игрушки сделать наставление полезное и умел бы забавою действовать на душу, пробуждая в ней спящия высокия качества. Такого рода забава не должна быть одна механическая экзерциция солдата, безплодная, если не убийственная, для нравственного человека: с нею во власти наставника весь человек и все его силы. Образование такого корпуса воинов детей - не безделица; надобно их знать, надобно уметь управлять ими, надобно в настоящем готовить будущее. Наставник должен понимать, что здесь в забаве детской таится героизм мужа. И сам он должен быть нс простым знатоком фрунта, привыкшим видеть в солдате одну машину, но просвещенным знатоком военного дела, способным понимать, что во власти его душа будущаго повелителя миллионов, может быть - назначенного некогда стать перед русскою армиею и решить судьбу народов. Такой человек должен быть не только знаком с механическими подробностями службы военной - мелкими и разве только потому принадлежащими государю, что он, как Петр Великий, не должен быть чужд никаких подробностей, - но и с высоким назначением воина, которое он должен знать (не из военного устава, но из всемирной истории, из дел Аннибала, Юлия Кесаря, Густава Адольфа, Фридриха. Скажу более, при выборе таковаго наставника надобно смотреть не на один знания военныя, но и вообще на просвещение и характер нравственный, дабы, наставляя, он мог и воспламенять душу ко всему великому и героическому. Одним словом, сию часть воспитания великаго князя почитаю одною из самых важных: сим способом он может или быть навсегда испорчен, то есть обращен в мелочного солдата, или быть образован для истинного героизма, для чести своего века, для твердаго блага России. Сии военныя игры могут начаться в первом периоде и продолжаться до окончания втораго.

III. Лица.

Надзиратель за особою великаго князя. Помощник надзирателя. Надзиратель за учением великаго князя. При нем: переводчик. Рисовщик. Писарь.

Учители в первом периоде: учитель французскаго языка и счета. Учитель немецкаго языка. Учитель польскаго языка. Учитель английскаго языка. Учитель рисования. Учитель танцования. Учитель гимнастики. Мастеровой для ручной работы.

Их должности.

NB. Здесь говорится об одних должностях лиц, кому будет поручено учение великаго князя, ибо предлагается один только план учения, а не всего воспитания.

Должность надзирателя за учением великаго князя вообще: он наблюдает [вместе с надзирателем за особою великаго князя] за ходом учения и вместе с ним выбирает учителей.

В первом периоде: он берет на себя I-й и II-й классы предметов учения; наблюдает, чтобы учители, каждый по своей части, для сохранения полноты и единства в учении, совершенно сообразовались с его планом.

Во втором периоде: он присутствует при главных уроках; он служить репетитором великому князю, то есть учится с ним вместе и помогает ему преподаваемое учителями обращать в свою собственность.

Он берет на себя особенно преподавание Российскаго языка и упражняет великаго князя в русском слоге.
В третьем периоде: он вместе с великим князем составляет обозрение всего пройденного во втором периоде, то есть помогает ему подвесть итог под суммы, собранныя во все годы его учения. Если на меня будет возложена обязанность надзирателя за учешем его высочества, то мне для успешного ея исполнения нужно иметь некоторыя пособия. По моему плану, объемлющему весьма много предметов [из которых с некоторыми я еще сам должен познакомиться], мне надобно весьма много приготовляться к часам учебным - чтением, выписками, составлением собственного учебного курса. Сверх того, по методе, мною избранной и которой пользу я знаю уже на опыте, для утвер­ждения в памяти великому князю преподаваемого на лекциях, я должен сам составлять много рисунков, карт и таблиц. Одно уже их составление берет много времени; если же возьму на себя и переписывание начисто и приготовление чистых рисунков и карт, то потеряю безполезным образом часы, нужные мне для приготовительных моих занятий. Мне необходимо иметь рисовщика и переписчика, которые исключительно посвятили бы себя моему делу. О необходимости составить избранную библиотеку детскаго чтения сказано выше. Сия работа требует особенного внимания; сам ею заняться не могу: не буду иметь времени. Но могу его руководствовать. Нужно иметь переводчика, который трудился бы под моим руководством и по моему плану.

Должности учителей:

В первом периоде. Учители сообразуются в плане своем с главным планом надзирателя.

Во втором породе. Учители должны быть каждый профессором своего дела; каждый должен действовать свободно, по собственному плану. Обязанность надзирателя: составлять целое из их разнообразных уроков, согласуясь с своим особенным планом.

IV. Пособия

Предметы учения.

Библиотека: книги учебныя, лексиконы, избранный классическая книги, избранныя русския книги.

Карты: новейшия лучшия карты, - генеральныя и специальныя; подробныя карты России, - планы городов и мест.

Эстампы: виды городов и мест.

Архитектурные эстампы. Портреты знаменитых людей. Костюмы древние и новые. Изобразите предметов натуральной истории.

Исторические эстампы. Мифологическия изображения. Образцы для рисования. Гипсы для рисования. Маленький физический кабинет. Маленький минералогический кабинет. Технологически кабинет. Некоторые модели и рельефы. Предметы, нужные для гимнастики, инструменты, нужные для ручной работы. Предметы, нужные для игр учебных. Lanterne Magique. Фантасмагория. Косморама.

Помещение. Расположение учебной комнаты должно соответствовать плану учения. Учебная комната есть главная сцена деятельности воспитанника: в ней он живет, трудится, мыслить и весе­лится - все в ней должно способствовать его занятиям. Расположение учебной комнаты должно поручить тому, кто будет иметь надзор за учением.

1. В ней должен быть методический порядок, один раз навсегда установленный. Такой порядок не только помогает работе, но и спасает много времени и может произвести благодетельную привычку, весьма полезную для будущаго.

2. В учебной комнате должны быть соединены все предметы учебные, расположенные так, чтобы всегда, без нарушения порядка, было легко иметь их под рукою.

3. Все, что нужно укоренить в памяти, дол лаю быть всегда па виду, дабы то, что в некоторые определенные часы преподается па лекциях, было в часы свободные - всегда, но нечувствительным образом, без напряжения внимания - повторяемо предметами, окружающими воспитанника.

4. Для гимнастических упражнений, для игр учебных и других должна быть отведена особенная большая горница. Не худо иметь и особенную мастерскую, в которой бы можно было работать на просторе, в которой были бы соединены все инструменты, нужные для ручной работы.
Некоторыя примечания.

Учение, по предложенному плану, тогда только может иметь успех совершенный, когда ничто, ни в каком случае, не будет нарушать порядка, один раз навсегда установленного; когда и особа, и время, и все окружающее великаго князя - будут, без всякаго ограничения, подчинены тем людям, коим его высочество будет поручен доверенностию Государя. Государь Император, конфирмовав сей план, да благоволит быть первым беспрекословным его исполнителем.

Дверь учебной горницы, в продолжение лекции, должна быть неприкосновенна; никто не должен себе позволять в нее входить в то время, которое великий князь будет посвящать занятно: из этого правила не должно быть ни для кого исключения. Великий князь приучится дорожить своим временем, когда увидит, что им дорожат и другие, и что в порядке часов соблюдается строжайшая точность. Его высочество в продолжение своего воспитания должен привыкнуть не почитать ничего выше своих обязанностей. Он должен идти вперед постоянным и равным шагом: порядок ненарушимый есть главное для сего условие. Осмелюсь сказать откровенно: частые переезды из места в место кажутся мне весьма вредными для занятий великаго князя. Нам надобно иметь одно постоянное местопребывание - в Петербурге зимою и одно, такое же, вне Петербурга, летом. В противном случае порядок нарушится и нельзя отвечать за успех учения. Переезды будут мешать и вредить внимание, будут препятствовать полноте и необходимому спокойствию упражнений; вместо устроенной учебной комнаты, будем иметь одни станции, в которых нельзя иметь под рукою всех предметов учения: все это произведет привычку к непостоянству и безпокойную охоту переменять место, весьма вредную для будущаго. Самим наставникам нельзя будет действовать, как бы они желали: могут ли они всюду перевозить с собою все вещи для приготовления своего к лекциям? могут ли иметь везде простор, необходимый для собственных занятий? А это не безделица: здесь о наставниках так же нужно думать, как о воспитаннике. Безполезно требовать от них невозможнаго. И со всею готовностью повиноваться высшей воле, они не будут в состоянии ее исполнить и не должны отвечать за неуспех своих усилий.

Теперь прогулки его высочества имеют целью одно движение, полезны для здоровья. Со временем можно будет соединить с ними цель наставительную: можно будет их посвящать на обозрение разных публичных заведений, зданий, кабинетов, мануфактур и проч. Но к каждому такому обозрению нужно быть предварительно приготовленным: в противном случае, обозреватель может привыкнуть довольствоваться поверхностными понятиями и смотреть без внимания - невежество не имеет любопытства. Но для таковых наставительных прогулок, требующих времени свободнаго, надлежит, по возможности, выбирать дни не учебные: в противном случае они будут разстраивать установленный порядок часов - святыню, к которой ни под каким предлогом прикасаться не должно.

Дабы иметь понятие о ходе и успехах учения, должны быть установлены экзамены, ежемесячные и полугодовые; ежемесячные должны производиться в присутствии государыни императрицы; полугодовые [в половине июня и в конце декабря], если возможно, в присутствии самого государя императора.

На учебном столе должна лежать настольная книга, в которую учители, но окончании каждой лекции, будут записывать, каково было во время ея поведение и учение великаго князя. Осмеливаюсь прибавить здесь одно замечание: изъявляемое одобрение государя императора должно быть величайшею наградою для нашего воспитанника, а изъявленное неодобрение его величества самым тяжким наказанием. Надобно весьма дорожить сим важным средством. Смею думать, что государь император не должен никогда хвалить великаго князя за прилежание, а просто оказывать свое удовольствие ласковым обращением, без всякаго выражения сего удовольствия. Таковое выражение должно быть предоставлено для немногих случаев. Чем будет оно реже, тем более будет иметь цены, тем сильнее будет действие. Великому князю надлежит привыкать видеть в исполнение своих обязанностей простую необходимость, не заслуживающую никакого особенного одобрения: такая привычка образует твердость характера. Каждый отдельный хороший поступок весьма маловажен: одно только продолжительное постоянство в добре заслуживаете внимание и хвалу. Его высочество должен приучиться действовать без награды: мысль об отце должна быть его тайною совестью. Тогда только одобрение отца будет для него благодетельным счастием и действительным поощрением к новым усилиям. То же самое можно сказать и о выражении родительскаго неодобрения. Его высочестве должен трепетать при мысли об упреки отца. Государь будет всегда знать о его мелких проступках, но пускай это будет тайною между его величеством и наставниками; пускай воспитанник чувствует вину свою и сам наказывает себя тягостным своим чувством. Но испытать явный гнев отца должно был для него случаем единственным в жизни. Если когда-нибудь дойдет до такой крайности, то лекарство будет спасительно и исцеление несомненно. Здесь у места сказать несколько слов о подарках, делаемых в разное время великому князю. Они непременно должны входить в общий план учения и, так сказать, за ним следовать. Имея много безполезнаго, становишься равнодушным к полезному. Великому князю не должно давать ничего такого, что на может быть ему нужно в настоящую минуту: получая преждевременно такую вещь, ко­торую может он ценить только поели, он будет смотреть на нее без внимания; она успеет потерять для него всю свою новость прежде нежели сделаться ему известною, и в надлежащее время не возбудить желаемого любопытства.

Если высочайшею доверенностию государя мне будет поручень надзор за учешем его высочества, то смею просить его величество утвердить меня в моем звании и дать мне принадлежащее мне имя, дабы я имел и право и полную свободу действовать. В чем состоит моя должность по сему званию, о том уже сказано выше. Здесь почитаю необходимым представить на суд государя императора мой собственный образ мыслей, чтобы его величеству было известно - как я понимаю мою обязан­ность, в каком духе желаю исполнить се.

Не отвечая за свои способности, отвечаю за любовь мою к моему делу. Я могу действовать на нравственность великаго князя одним только образованием его мыслей. Его характер в руках воспитателя. И воспитатель и наставник идут к одной цели, но каждый имеет свой особенный круг действия и должен знать свои границы. Мой круг действия есть руководствовать великаго князя в приобретении нужных ему познаний, дабы после, вместе с ним, из всей их суммы извлечь необходимые для него правила жизни.

Во-первых, скажу: его высочеству нужно быть не ученым, а просвещенным. Просвещение должно познакомить его только со всем тем, что в его время необходимо для общаго блага и, в благе общем, для его собственнаго. Просвещение в истинном смысле есть многообъемлющее знание, соединенное с нравственнаго. Человек знающий, но не нравственный - будет вредить, ибо худо употребить известные ему способы действия. Человек нравственный, по невежда - будет вредить, ибо и с добрыми намерениями не будет знать способов действия. Просвещение соединит знание с правилами. Оно необходимо для частного человека, ибо каждый на своем месте должен знать, что делать и как поступать. Оно необходимо для народа, ибо народ просвещенный более привязан к закону, в котором заключается его нравственность, и к порядку, в котором заключается его благоденствие и безопасность. Оно необходимо для народоправителя, ибо одно оно дает способы властвовать благотворно.

Сокровищница просвещения царскаго есть история, наставляющая опытами прошедшаго, ими объясняющая настоящее и предсказывающая будущее. Она знакомит государя с нуждами его страны и его века. Она должна быть главною наукою наследника престола. История, освещенная религиею, воспламенить в нем любовь к великому, стремление к благотворной славе, уважение к человечеству, и даст ему высокое понятие о его сане. Из нея извлечет он правила деятельности царской. Сих главных правил не много. История познакомить наследника престола с судьбою народов и, объяснив причины их бедствий и благоденствия во всех временах, должна сказать ему в заключение: верь, что власть царя происходить от Бога, но верь сему как верили Марк Аврелий и Генрих Великий; сию веру имел и Иоанн Грозный, но в душе его она была губительною насмешкою над Божеством и человечеством. Уважай закон и научи уважать его своим примером: закон, пренебрегаемый царем, не будет храним и народом. Люби и распространяй просвещение: оно - сильнейшая подпора благонамеренной власти; народ без просвещения есть народ без достоинства; им кажется легко управлять только тому, кто хочет властвовать для одной власти - но из слепых рабов легче сделать свирепых мятежников, нежели из подданных просвещенных, умеющих ценить благо порядка и законов. Уважай общее мнение: оно часто бывает просветителем монарха; оно вернейший помощник его, ибо строжайший и безпристрастный судия исполнителей его воли; мысли могут быть мятежны, когда правительство притеснительно или безпечно; общее мнение всегда на стороне правосудия государя. Люби свободу, то есть правосудие, ибо в нем и милосердие царей и свобода народов; свобода и порядок - одно и то же; любовь царя к свободе утверждает любовь к повиновению в подданных. Владычествуй не силою, а порядком: истинное могущество государя не в числе его воинов, а в благоденствии народа. Будь верен слову: без доверенности петь уважения, неуважаемый - безсилен. Окружай себя достойными тебя помощниками: слепое самолюбие царя, удаляющее от него людей превосходных, предает его на жертву корыстолюбивым рабам, губителям его чести и народного блага. Уважай народ свой: тогда оп сделается достойным уважения. Люби парод свой: без любви царя к народу нет любви парода к царю. Не обманывайся на счет людей и всего земнаго, но имей в душе идеал прекрасного - верь добродетели! Сия вера есть вера в Бога! Она защитит душу твою от презрения к человечеству, столь пагубного в правителе людей. Наконец, в заключение слова Иоанна Мюллера, которыми он оканчиваем свою «Всемирную Историю»: «Уме­ренность - порядок, а смысл их: не упускай никогда из глаз своей цели; подвигайся вперед не быстро, но постоянно; строй без спеха, но для веков; исправляй не разрушая; не упреждай своего века, и не отставай от него; не будь его рабом, но свободно с ним соглашайся: будешь владеть им, когда не презришь его совета; будешь его жертвою или окружишь себя жертвами, если хочешь его пересилить».

Таковы главныя правила, который наследник престола должен со временем извлечь для себя из истории: свободное изложение их перед государем есть в то же время и моя исповедь.

Государь! может быть, прежде я бы не с такою доверенностию к вам употребил сей язык свободный! Но теперь, после того, что случилось, смелая искренность с вами не стоит никакого усилия. Вы познакомили с собою Россию; И вы доказали нам, что можете благу общему жертвовать собою; в минуту опасную вы вверились своему народу; вашей неустрашимости обязаны мы сохранением и спасительного царскаго трона; с этой минуты видим деятельность, имеем право надеяться времен прекрасных, и порядка, законов, просвещения, всего, что было в душе Александра. При таких надеждах и мне, как верному подданному царя, как верному сыну отечества, усладительнее приступить к священному своему делу. Содействуйте, государь, его успеху, помогая наставникам в ненарушимом исполнении их плана. Царствуя для блага России, вы будете царствовать и для вашего сына: он будет спокойно возрастать под благотворным влиянием пра­вления мужественнаго; со временем от вас же научится высшему искусству; а наследием его будет устроенная Россия и люди, образованные вами для поддержания с ним вместе сего устройства.

Василий Андреевич Жуковский

1826

http://samoderjavie.ru/node/892



понедельник, 5 октября 2015 г.


Золотая середина.
Почему лучший педагог России уехал преподавать в Японию



Незадолго до Дня Учителя журналист АиФ-Калининград побеседовал с педагогом, который 11 лет назад был признан лучшим учителем страны, а теперь преподает в иностранных школах.

Досье
Евгений Славгородский - учитель русского языка, литературы, основ православной культуры, мировой художественной культуры. Родился 2 сентября 1979 года в Калининграде. С отличием окончил филологический факультет БФУ им. И. Канта, аспирантуру и преподавал студентам философские дисциплины. Всё это помимо преподавательской деятельности в школе. Женат, имеет дочь.

В 2004 году 25-летний Евгений Славгородский из небольшой школы Правдинского района Калининградской области стал победителем ежегодного всероссийского конкурса среди учителей. Тогда это посчитали подвигом - в столь молодом возрасте это звание еще никто не получал. Побить рекорд еще никому не удалось. В 2010 году талантливого учителя пригласили работать в школу при Посольстве России в Испании, а сейчас он преподаёт в Токио.
Незадолго до Дня Учителя журналист АиФ-Калининград побеседовал с педагогом.
 Подарок судьбы

Татьяна Остапова, KLG.AIF.RU: - Евгений Игоревич, вы стали «Учителем года России» в 2004 году. Как сегодня воспринимаете события тех лет?

Евгений Славгородский: - Это был фантастический, яркий всплеск судьбы, перевернувший всю мою жизнь. Как будто увеличился угол обзора, а мир стал в разы больше.

- Сегодня в нашем образовании как никогда сильны контрасты: есть суперсовременные школы с лабораториями и стадионами. И есть школы в глубинке, которые не могут позволить себе самое необходимое. Где скорее «расцветёт» талант учителя?

- Там, где в нём есть потребность. Учитель должен вырасти, а период роста - самый опасный для молодого педагога. Только там, где есть доверие коллег, руководства, ответственность и помощь, состоится профессионал.

******
- Сейчас вы трудитесь в Токио. Именно оттуда приходят последние новости: в июне министр Японии направил в 86 госуниверситетов письмо, в котором призвал их сократить или отменить учебные программы по гуманитарным и социальным дисциплинам. Знаковое событие. Наш утилитарный мир может обойтись без лириков?


- Это вопрос, который человечество задаёт себе веками, на который, быть может, и ответа нет. Такие вопросы - верный признак человека ищущего, страдающего, живого. Ответы на них - в жизненном пути самого человека. Лирика - жизнь души и духа. Временами она затухает, но неизбежно воскресает вновь. Я верю в то, что век утилитаризма не будет долог.

- Что бы вы посоветовали абитуриентам, которые выбирают между тем, к чему лежит сердце, и что требует рынок?

- Искать золотую середину.

- В чём особенности системы образования Японии?

- Я работаю в русской школе. В Японии - всего месяц, ознакомиться с деталями местного образования пока ещё не успел.

Галопом по Европам. Дальнобойщик - о границах, приключениях и отношении ЕС
Страна поражает с первых минут безупречной чистотой. Это одна из самых безопасных стран мира по количеству преступлений на душу населения. Полицейские здесь едва ли не на каждом углу, однако, трудно представить, чтобы они воспринимались хотя бы с отдалённой тревожностью.
В первую очередь, это помощь в любой, даже незначительной ситуации. Если где-то на улице ведутся ремонтные работы, будьте уверены, что рядом дежурят два-три человека, чтобы показать, где нужно обойти опасный участок. Это ощущение заботы о человеке вызывает быстрое привыкание.

- Какие ещё особенности менталитета вы отметили?

- Постоянная готовность к экстремальным ситуациям. Последнее серьёзное землетрясение было в 2011 году, но каждый японец имеет дома всё необходимое, чтобы пережить очередное. Ещё заметил, в силу ограниченности островного пространства японцы большую часть времени проводят на улице, в кафе, закусочных, парках. Квартира же предназначена не столько для досуга, сколько для сна.

****

- Работодатели жалуются, что выпускники разучились грамотно писать, убедительно говорить, анализировать информацию. Что не так в современных программах?

 - С современными программами как раз всё в порядке, мы склонны винить образование в том, что на самом деле происходит в общественном сознании. Мы изменились, а молодое поколение уже выросло в этом изменившемся мире, где визуальный образ преобладает над абстрактным мышлением.
Мы удивляемся, почему ребёнок не читает, не задавая себе вопроса, почему мы сами перестали читать, почему предоставили детей электронному шуму сети Интернет, которая выполняет функцию педагога. Мы должны заново учиться читать, понимать прочитанное, делать выводы, излагать их в устной речи, и новый образовательный стандарт предлагает пути решения этой проблемы.


http://www.klg.aif.ru/society/persona/zolotaya_seredina_pochemu_luchshiy_pedagog_rossii_uehal_prepodavat_v_yaponiyu




вторник, 7 июля 2015 г.



Рада Грановская:
Люди с клиповым мышлением элитой не станут

О том, как меняется мышление в эпоху высоких технологий, в интервью рассказала профессор, доктор психологических наук, старший научный сотрудник отдела организации научно-исследовательской работы ФГБУ "Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова МЧС России" Рада Грановская.

— Сегодня часто говорят о том, что современное поколение детей и молодежи очень сильно отличается от предыдущих. В чем, на ваш взгляд, заключается это отличие?

— Оно связано с тем, что молодые люди сегодня по-другому воспринимают новый материал: очень быстро и в другом объеме. Например, учителя и родители стонут и плачут, что дети и современная молодежь не читают книг. Это действительно так. Многие из них не видят надобности в книгах. Они вынуждены приспосабливаться к новому типу восприятия и темпу жизни. Считается, что за последний век скорость изменений вокруг человека увеличилась в 50 раз. Вполне естественно, что возникают и другие способы переработки информации. Тем более, что они поддерживаются с помощью телевизора, компьютера, интернета.

Дети, выросшие в эпоху высоких технологий, по-другому смотрят на мир. Их восприятие — не последовательное и не текстовое. Они видят картинку в целом и воспринимают информацию по принципу клипа. Для современной молодежи свойственно клиповое мышление. Люди же моего поколения, которые учились на книгах, с трудом представляют себе, как такое вообще возможно.


— Вы не могли бы привести какой-нибудь пример?

— Например, проводили такой эксперимент. Ребенок играет в компьютерную игру. Периодически ему дается инструкция на следующий шаг, где-то на три страницы текста. Рядом сидит взрослый, который, в принципе, быстро читает. Но он успевает прочитать только полстраницы, а ребенок уже обработал всю информацию и сделал следующий ход.

— И чем это объясняется?

— Когда у детей в ходе эксперимента спрашивали, как они так быстро читают, то они отвечали, что не читали весь материал. Они искали ключевые моменты, которые давали им знать, как поступить. Чтобы представить, как работает такой принцип, могу привести еще один пример. Представьте, что вам поручили в большом сундуке на чердаке найти старые галоши. Вы быстренько все выкидываете, добираетесь до галош и спускаетесь с ними. А тут какой-то дурак подходит к вам и просит перечислить все, что вы выкинули, да еще сказать, в каком порядке оно там лежало Но в вашу задачу это не входило.

Были еще эксперименты. Детям показывали картинку на определенное количество миллисекунд. И они описывали ее так: кто-то поднял что-то на кого-то. На картинке была лисица, которая стояла на задних лапах, а в передней держала сачок и замахивалась на бабочку. Вопрос в том, нужны ли были детям эти подробности, или для задачи, которую они решали, было достаточно, что "кто-то поднял что-то на кого-то". Сейчас темп поступления информации такой, что для многих задач детали не нужны. Нужен только общий рисунок.

На клиповое мышление во многом работает и школа. Детей заставляют читать книги. Но на самом деле школа построена так, что учебники не являются книгами. Ученики читают один кусочек, потом через неделю — другой, а в это время еще по кусочку из других десяти учебников. Таким образом, провозглашая чтение линейное, школа ориентируется на совсем другой принцип. Не нужно читать весь учебник подряд. Один урок, потом десять других, потом снова этот — и так далее. В итоге возникают противоречия между тем, что требует школа и что она реально предлагает.


— А о какой возрастной границе в данном случае идет речь?

— В первую очередь, такой тип мышления свойственен молодежи где-то до 20 лет. Поколение, представителям которого сейчас 20–35 лет, можно сказать, находится на стыке.

— Неужели всем современным детям и молодежи свойственно клиповое мышление?

— Большинству. Но, конечно, сохраняется определенное количество детей с последовательным типом мышления, которым нужен монотонный и последовательный объем информации, чтобы прийти к какому-то заключению.

— А от чего зависит, какой у ребенка будет развиваться тип мышления, последовательный или клиповый?

— Это зависит во многом от темперамента. Флегматики, скорее, склонны к восприятию больших объемов информации. Это также зависит от среды, от задач, которые она предлагает, от того, в каком темпе они поступают. Неслучайно людей старого типа психологи называют людьми книги, а нового — людьми экрана.

— И что для них характерно?

— Очень большая скорость включения. Они обладают возможностью одновременно читать, посылать смс, звонить кому-то — в общем, делать многие вещи параллельно. И ситуация в мире такова, что таких людей требуется все больше. Потому что сегодня замедленная реакция при любой квалификации не есть качество положительное. Только некоторым специалистам и в исключительных ситуациях необходима работа с большим объемом информации.

Еще немецкий промышленник Крупп писал, что если бы перед ним стояла задача разорить конкурентов, он бы просто предоставил им самых высококвалифицированных специалистов. Потому что они не начинают работать, пока не получают и не обработают 100% информации. А к тому времени, когда они ее получают, решение, которое от них требуется, становится уже не актуальным.

Быстрая реакция, пусть и не достаточно точная, в большинстве случаев сейчас важнее. Все ускорилось. Изменилась система технического производства. Еще 50-60 лет назад машина состояла, скажем, из 500 деталей. И нужен был очень хороший, квалифицированный специалист, который нашел бы конкретную деталь и быстро заменил. Теперь технику преимущественно делают из блоков. Если есть поломка в каком-то блоке, его целиком вынимают, а потом быстро вставляют другой. Такой квалификации, как раньше, для этого уже не нужно. И эта идея быстроты сегодня проникает повсюду. Сейчас главный показатель — скорость.


— Получается, что сегодня люди учатся быстрее реагировать на поставленные перед ними задачи. А есть ли здесь обратная сторона медали?

— Происходит снижение квалификации. Люди с клиповым мышлением не могут проводить глубокий логический анализ и не могут решать достаточно сложные задачи.

И здесь я бы хотела обратить внимание на то, что сейчас происходит интересное расслоение. Очень небольшой процент состоятельных и профессионально продвинутых людей обучают своих детей преимущественно без компьютера, требуют, чтобы они занимались классической музыкой и подходящими видами спорта. То есть, по сути, дают им образование по старому принципу, который способствует формированию последовательного, а не клипового мышления. Яркий пример — основатель компании Apple Стив Джоббс всегда ограничивал количество современных устройств, которые дети используют дома.


— Но ведь очень многое зависит и от среды, в которой воспитываются дети. Могут ли родители как-то повлиять на то, чтобы при всей нынешней вовлеченности в мир современных устройств у ребенка развивалось не только клиповое мышление, но и традиционное, последовательное?

— Конечно, могут. Надо, в первую очередь, стараться расширить их круг общения. Именно живое общение дает нечто невосполнимое.

— В начале беседы вы упомянули о том, что книги читают все меньше. На ваш взгляд, означает ли это, что век массовой книги подходит к концу?

— К сожалению, во многом это так. В одной из американских статей я недавно прочитала совет для преподавателей вузов: "не рекомендуйте своим слушателям книги, а рекомендуйте главу из книги, а лучше параграф". Гораздо меньше шансов, что книгу возьмут в руки, если ее порекомендуют прочесть целиком. Продавцы в магазинах обращают внимание, что книги толще трехсот страниц редко покупают и даже рассматривают. И вопрос не в цене. Дело в том, что люди внутри себя перераспределили время на разные виды занятий. Они лучше посидят в социальных сетях, чем будут читать книжку. Это им интересней. Люди уходят в другие виды развлечений.

— Насколько я понимаю, клиповое мышление – это неизбежное следствие развития современного общества, и повернуть этот процесс вспять невозможно?

— Правильно, это направление цивилизации. Но, тем не менее, надо понимать, к чему это ведет. Те, кто пошел по линии клипового мышления, элитой уже никогда не станут. Идет расслоение общества, очень глубокое. Так что те, кто позволяет своим детям часами сидеть за компьютером, готовят для них не самое лучшее будущее. опубликовано econet.ru

Беседовала Татьяна Хрулева



http://www.econet.ru/articles/67553-rada-granovskaya-lyudi-s-klipovym-myshleniem-elitoy-ne-stanut#


пятница, 26 июня 2015 г.



5 книг о русском языке

Что читать об истории русского языка и его особенностях, рекомендует доктор филологических наук Максим Кронгауз
Максим Кронгауз
профессор, доктор филологических наук, руководитель Центра социолингвистики РАНХиГС, заведующий кафедрой русского языка РГГУ
Все материалы автора

Я могу назвать пять книг о русском языке, к которым приложим эпитет «классические», а если добавить пафоса, то это книги-легенды. Речь идет о трех популярных книгах и двух научных, но – и это редчайший случай – эти две монографии может с удовольствием читать или просматривать неспециалист. Начну с них.

1.
С. И. Карцевский «Язык, война и революция» («Из лингвистического наследования», М.: Языки русской культуры, 2000)

Эта небольшая книга вышла в Берлине в 1923 году. Она содержит необычайно интересные наблюдения над изменением русского языка в начале двадцатого века, а точнее – с 1905 года. Автор в ту пору уже эмигрант, и это позволяет ему быть более откровенным. Именно Сергей Иосифович Карцевский сохранил для нас всевозможные названия ЧК: от чрезвычайки, чайки и черезчурки до Верочки (Всероссийская ЧК), Манечки и Эмочки (Московская ЧК). И от него мы узнали, что выражение «Вера Михайловна» означало высшую меру наказания, а «умереть от угрызения совести» – быть расстрелянным. Книга читается с огромным интересом и из-за своей краткости доступна для всех.

2.
А. М. Селищев «Язык революционной эпохи. Из наблюдений над русским языком (1917–1926)» (М.: УРСС, 2003)

Эта книга появилась в 1928 году и до сих пор остается самым полным описанием языка революционной эпохи. Русский описывается на фоне французского языка XVII–XVIII вв., что позволяет увидеть поразительные аналогии. В советское время книга хранилась в спецхране, и трудно даже понять, почему автора не посадили сразу. Приведу одну цитату, которую сам Афанасий Матвеевич Селищев приводит как цитату из «Рабочей Москвы»: «Недаром некоторые поговаривают: – Говорит непонятно – значит, большевик…». Селищева арестовали в 1934 году по делу «Российской национальной партии» и осудили на пять лет лагерей. На свободу он вышел совершенно больной, но досрочно – в 1937 году. Умер в 1942-м. Книга Селищева – выдающийся памятник эпохе и русскому языку того времени.


3.
К. Чуковский «Живой как жизнь» (М.: КДУ, 2004)

Пожалуй, моя самая любимая книга о русском языке. Корней Чуковский велик в разных своих ипостасях. Мне трудно представить себе писателя, переводчика, критика, наконец, просто интеллигента, понимающего язык так, как понимают его лингвисты. То есть не ужасающегося неграмотности окружающих, ошибкам молодежи и т.п. (или, по крайней мере, не только ужасающегося), но сознающего неизбежность изменений языка и его норм.
Многие мысли и слова Чуковского кажутся написанными о нашем времени. Вот например: «Но вот миновали годы, и я, в свою очередь, стал стариком. Теперь по моему возрасту и мне полагается ненавидеть слова, которые введены в нашу речь молодежью, и вопить о порче языка. Тем более что на меня, как на всякого моего современника, сразу в два-три года нахлынуло больше слов, чем на моих дедов и прадедов за последние два с половиной столетия» (напомню, что книга вышла в свет в 1962 году). А вот Чуковский, несмотря на то, что так полагается, не ненавидит. Хотя кое-что все-таки ненавидит. И для этого ненавидимого им объекта он придумал термин, который пережил свое время и используется до сих пор – «канцелярит» (собственно, так называется одна из глав его книги).



4.
Н. Галь «Слово живое и мертвое» (М.: Время, 2012)

А эта книга, несмотря на определенное сходство с предыдущей, имеет противоположный посыл. Автор – переводчица с английского и французского, литературный критик, редактор, обладающий прекрасным языковым вкусом. Как и Корней Чуковский, Нора Галь подробно разбирает речевые неточности или ошибки и очень четко ставит диагноз. Но, в отличие от Чуковского, почти никогда этих ошибок не прощает. Именно поэтому книга «Слово живое и мертвое» так близка многим читателям с филологическим образованием и вообще интеллигентным людям. Ведь язык, как мы знаем, отличный инструмент установления социальной иерархии, и знание литературной нормы, безупречный языковой вкус возносят культурного человека на вершину социальной пирамиды. А вот лингвист (даже и не лишенный языкового вкуса) почему-то сопротивляется и норовит вставить хотя бы одно «но». Да что лингвист, лично я сопротивляюсь почти так же, как сопротивляюсь редактору, который хочет улучшить мою речь, заменяя «достаточно» на «довольно» и «сложно» на «трудно». Для меня крайне важно, что по-русски можно говорить и писать по-разному, и это разнообразие не сводимо к единому «правильному» стилю. И именно это разнообразие дает возможность языку изменяться, так что неправильное становится правильным и наоборот. О чем, собственно, и писал Корней Чуковский.


5.
М. В. Панов «И все-таки она хорошая» (М., 1964. (2-е изд., испр., М.: Вербум-М, 2007)

Еще одна книга-легенда, хотя и менее известная, чем уже обсужденные. Она написана выдающимся лингвистом и рассчитана на массового читателя. Сегодня лингвисты довольно часто пишут популярные книги, но в своем поколении Михаил Викторович Панов был, по-видимому, единственным. Я бы вообще назвал его первопроходцем. В отличие от многих лингвистов, он любил писать понятно и увлекательно, порой удивляя читателя. У него, безусловно, был литературный дар. Его книга начинается с чудесной фразы: «Я знаю, что многие из моих читателей плохо относятся к орфографии». Грубо говоря, эта фраза и название книги описывают ее содержание: автор объясняет читателю, почему можно и нужно любить русскую орфографию. Думаю, что современные лингвисты-популяризаторы (и я в том числе) многим обязаны Михаилу Викторовичу. И еще – его популярные книги интересно читать и взрослым, и детям. Впрочем, для детей он писал и отдельно, включая учебники. Их едва ли можно рекомендовать всем, но детям, увлеченным языком, безусловно, да.



http://postnauka.ru/books/13214